Новости    Библиотека    Энциклопедия    Биографии    Карта сайта    Ссылки    О проекте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Прыжок в неизвестность

Готовилась самая удивительная из авантюр, какие знала история. Насос, пущенный в ход твердой рукой Бонапарта, работал исправно. Он высасывал из Европы деньги. Куда пойдут они, еще никто не знал, даже Директория. Тем временем сам генерал жил тихо и скромно на улице Шантренн, только что переименованной услужливыми властями в улицу Победы в память о колоссальном успехе итальянской кампании Бонапарта.

Жил генерал тихо, но не бездеятельно. Покой и благодушие всегда были чужды его динамичной натуре. А сейчас, находясь на самом гребне славы, он тем более не мог позволить себе расслабиться. И если затаенная мечта о государственной власти пока не осуществима (в Директорию выбирают людей не моложе сорока лет, а ему нет еще и тридцати), то надо во всяком случае не дать о себе забыть. Такова была его ближайшая личная программа.

Директория, не на шутку встревоженная огромной популярностью Бонапарта, поспешила направить его энергию на какое-нибудь новое рискованное предприятие и предложила ему командовать армией, готовившейся к вторжению в Англию. Молодой честолюбец принял предложение и ревностно взялся за дело. Он объездил Атлантическое побережье, тщательно обследовал Ла-Манш, осмотрел портовые сооружения и перевозочные средства, которые могли понадобиться.

Подобно Петру Великому, он вникал во все мелочи, расспрашивал офицеров, лоцманов, матросов, наблюдал за ходом всех работ. Человек, наделенный фантазией огромного полета, привыкший к большому размаху и уже успевший отвыкнуть повиноваться кому бы то ни было, Бонапарт любил и малозаметную кропотливую подготовительную работу. Здесь генерал был в своей стихии. В военном деле не было для него скучных вещей.

"На войне нет ничего,- говорил он,- чего я не мог бы сделать сам. Если нет никого, кто мог бы приготовить порох,- я приготовлю его; лафеты для пушек,- я их смастерю; если нужно отлить пушки, я сумею проследить и за этим".

Любовь к научному знанию, дружба с такими учеными, как Монж и Бертолле, наглядный пример русского царя-плотника, которого он высоко ценил и которому всегда завидовал, не были для Бонапарта бесплодными. Он обогащался от соприкосновения с любым человеком, если тот в чем-нибудь превосходил его, от встречи с каждой книгой, содержащей полезную информацию.

Его карета всегда была забита книгами по военным, административным, политическим вопросам, книгами о религии, культуре и быте той страны, где ему предстояло действовать. Выслав армию вперед, он имел обыкновение задерживаться на несколько дней, чтобы завершить все приготовления, добавить рукою мастера несколько последних штрихов к стройной картине подготовки кампании, и только после этого отправлялся в путь. Догоняя войска, он углублялся в книги, которые по прочтении просто выбрасывал из окна кареты. Прибывая к месту действия, он знал о стране все.

Предусмотрев все мелочи и веря в свое могущество, он давал затем полнейший простор фантазии и разыгрывал как гениальный режиссер драматическое представление с тысячами и тысячами действующих лиц. Нажимая на все известные ему рычаги, он приводил массы в движение, чувствуя себя в эти минуты едва ли не полубогом...

Не успевали еще затихнуть громкие победные возгласы "Виват республика!", "Виват Бонапарт!", не успевали остыть пушки и тела убитых, как у него был уже готов новый план. Шла новая мобилизация сил, и в карету полководца грузили новые книги.

Разъезжая по побережью Ла-Манша, Бонапарт тоже читал книги, причем весьма усердно. Однако никто не обратил тогда внимания, что касались они совсем не той проблемы, которой генерал занимался каждодневно. Это были книги о Древнем Востоке.

Когда Бонапарт возвратился в Париж, он доложил Директории, что, судя по состоянию флота и оборудованию побережья, высадка в Англию неосуществима. В этом, как он заявил, вполне убедились и его ближайшие помощники - генералы Клебер и Дезе.

- Что же вы предлагаете делать?- спросили его.

- Об этом я скажу позже, в более узком кругу,- невозмутимо ответил маленький генерал.

Приготовления во всех портах продолжались. Сборы были настолько шумными, что о них знало уже пол-Европы. Но никто не мог сказать, где эта армада высадится, даже адмирал Брюэс, назначенный командующим эскадрой. Все знал только Бонапарт, и действовал он напористо, властно, неотвратимо...

Бонапарт называет имена, и лучшие генералы, цвет французской армии, покидают свои посты и съезжаются в Тулон. Туда же стягиваются отборные, испытанные в боях войска. Солдаты даже не представляют себе, где они будут воевать, за что умирать, но они знают, что командовать ими будет генерал Бонапарт, и этого им достаточно.

Бонапарту не хватает денег, и Директория безропотно выскребает казну дочиста. Ему нужны корабли, много кораблей, и на венецианских судах поднимаются французские флаги. Ему нужны ученые, мастеровые, художники - и знаменитый химик Бертолле подбирает наиболее талантливых ученых и даровитых учеников Политехнической школы. Они даже не знают, куда направится научная экспедиция. Но им известно, что их работу возглавит Гаспар Монж, и этого им достаточно. Имя великого геометра и физика уже работает на Бонапарта, как все работает на него. Но этого генералу мало. Ему непременно нужен сам Монж. Отправив несколько писем ученому в Италию, генерал бросает все дела и едет на тихую улицу Бель-Шасс.

Жена Монжа давно ждала, но не генерала, а мужа. Он должен был вот-вот приехать из Италии.

- Боже мой!.. Неужели с ним что-нибудь случилось?- с тревогой спросила она Бонапарта.- Только не скрывайте, генерал, от нас правду... Умоляю вас.

Бонапарт решил дать себе время подумать - настолько сложна оказалась маленькая задача. Он обвел глазами стены и мебель гостиной и, наконец, ответил.

- Успокойтесь, пожалуйста. С ним ничего не случилось и не случится, хотя предстоит длительная поездка. О ее назначении рассказать вам я, к сожалению, не властен. Командовать экспедицией буду я. Монж присоединится к нам несколько позже, не заезжая в Париж: время не терпит. Поэтому я и приехал известить вас об этом, с тем, однако, чтобы вы тоже проявляли необходимую в таких случаях осторожность.

- Ну разумеется,- сказала жена ученого, хотя сказать ей хотелось совсем другое: никогда, никогда не отдам вам больше своего Гаспара!

- Вы же знаете,- проговорила она,- что никогда мы не знали покоя. Ни при старом режиме, ни при Дантоне, ни теперь... Вечно мой муж кому-то нужен. Он и наукой давно не занимается - ученому стало не до науки... Ну пощадите вы хоть меня и наших дочерей! Ведь он уже не молод. Неужели ваша война не обойдется без математика?

Бонапарт не умел разговаривать с женщинами и даже их побаивался. Единственно, на что он отважился, это прикоснуться доверительно к руке Катрин.

- Не печальтесь, прошу вас, не надо. Ведь не чья-нибудь прихоть, а интересы республики, интересы науки призывают вашего супруга. И надо быть твердой... Я обещаю вам, что не подвергну великого ученого ни малейшей опасности, ни малейшему риску. Я не отпущу его от себя ни на шаг и буду следить за ним, как следил бы за своим родным отцом... Я твердо обещаю вам это.

Катрин Монж пришлось смириться с неизбежным. Зная увлекающуюся натуру мужа, она не могла убедить себя в том, что все будет так хорошо, как говорил генерал. "Наверное, они вместе придумали это и сговорились еще там, в Италии",- подумала Катрин с досадой на то, что Монж, как видно, никогда не угомонится.

Оставив женщину наедине с ее переживаниями (главное сделано), Бонапарт двинулся дальше: он спешил в Директорию. Посещение пяти директоров, этого "короля в пяти томах", не доставило радости генералу и не оставило никаких надежд на то, что ему удастся сейчас "переплести эти пять томов в один" и занять их место. Бонапарт вышел из дворца настолько злой, что раздражение вылилось наружу.

- Черт с ними, Бурьенн! Поехали!..- сказал он ожидавшему его адьютанту.- Груша еще не созрела. Этих господ надо еще поморочить... Ну что ж - пусть будет так!

- Надолго ли мы покидаем Францию?- спросил Бурьенн, рассчитывая, что как другу юности Бонапарт под горячую руку скажет ему хоть что-нибудь.

- Не знаю,- отрывисто ответил корсиканец,- может быть, на шесть месяцев, а может, и на шесть лет... Что же - тогда мне будет тридцать пять, а это еще не старость.

- Куда же идет наша эскадра?

- В Египет. Монжу цель путешествия была более чем известна.

Вместе с одним из талантливейших военачальников того времени генералом Дезе он вышел в море из итальянского порта Чивитавеккьи. Встреча с эскадрой Бонапарта произошла уже на подходах к Мальте. Рыцарский орден, владевший Мальтой, свято соблюдал нейтралитет в войне Франции с Англией и рассчитывал, видимо, этим удержаться. Бонапарт рассудил иначе. Прекрасно оборудованная и защищенная крепость сдалась ему очень быстро. Подкупив гроссмейстера Мальтийского ордена Гомпеша обещаниями, которые, разумеется, выполнены не были, Бонапарт забрал имевшиеся на острове ценности и отправил их во Францию. Англичане вскоре перехватили фрегат и отправили в Лондон эти ценности, однако Бонапарт об этом и не знал.

Тем временем Монж со свойственным ему азартом провел реорганизацию обучения на Мальте. Он создал пятнадцать начальных и одну центральную школу, полностью отделив их от церкви, и наладил изучение математики, физики и других практически важных наук, которым церковники не учили молодежь.

Оставив на острове гарнизон в четыре тысячи человек во главе с генералом, Бонапарт двинулся дальше...

Погода благоприятствовала плаванию. Море было почти спокойно. Ленивая пологая зыбь вызывала небольшую килевую качку. Стодвадцатипушечный "Восток" неуклонно двигался вперед, на восток, то спуская к самым волнам, то поднимая к небу свой хищный нос, вооруженный бушпритом, длинным и острым, как шпага. Позади корабля тянулась нитка кильватерной струи. Белопенная полоса за кормой и ритмичные вертикальные движения корабля делали его похожим на иглу, прокладывающую бесконечно длинный шов на поверхности моря. Другие корабли эскадры, точно так же ныряя и поднимаясь, тянули по такой же нитке...

Что ждет эскадру? Что шьют эти неутомимые иглы? Огромный трехцветный флаг для Египта, Сирии, а может быть, и для самой Индии, этой жемчужины британской короны?.. Или саван для тридцати тысяч человек, вверивших свою судьбу удачливому авантюристу, плывущему сейчас вместе с ними в эту страшную неизвестность?..

Английская эскадра под командованием Нельсона, бдительно следившего за приготовлениями в Тулоне, обнаружив, что порт опустел, кинулась немедленно вдогонку. Началась историческая гонка двух эскадр...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




ИНТЕРЕСНО:

Многомерный математический мир… в вашей голове

В школах Великобритании введут китайские учебники математики

Найдено самое длинное простое число Мерсенна, состоящее из 22 миллионов цифр

Как математик помог биологам совершить важное открытие

Математические модели помогут хирургам

Почему в математике чаще преуспевают юноши

Физики-практики откровенно не любят математику

В индийской рукописи нашли первое в истории упоминание ноля

Вавилонская глиняная табличка оказалась древнейшей «тригонометрической таблицей» в мире

Ученые рассказали о важной роли игр с пальцами в обучении детей математике
Пользовательского поиска

© Злыгостев Алексей Сергеевич, статьи, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mathemlib.ru/ 'MathemLib.ru: Математическая библиотека'
Рейтинг@Mail.ru